Обзор актуальных результатов Проекта СМБиз

В преддверии запуска шестой волны Лонгитюда Малого Бизнеса ФОМ представляем вторую часть аналитических результатов пятой волны* и другие интересные материалы.

qr-code
Обзор актуальных результатов Проекта СМБиз

Мотивы быть предпринимателем

Основные мотивы предпринимательской деятельности за прошедший год существенных изменений не претерпели:

  • половина участников Лонгитюда ведет бизнес для того, чтобы прокормить себя и семью (в августе 2022 года так ответили 49%, годом ранее – 51% участников Лонгитюда);
  • четверть – для самореализации (26% в августе 2022 года против 22% в августе 2021-го);
  • пятая часть – для получения высокого дохода (20% против 21%).

Видимо, внутренняя мотивация предпринимательской деятельности не так уж сильно зависит от внешних обстоятельств.

В августе 2022 года, как и год назад, участников Лонгитюда спросили, как они оценивают выбор своей профессии. Большинство (66%), доведись им сегодня выбирать профессиональный путь, снова стали бы предпринимателями; год назад такой ответ дал 61% респондентов. Несмотря на текущий кризис и неопределенность, доля предпринимателей, приверженных своей деятельности, не снижается, а даже немного растет. Ответы в группах по мотивации среди них сильно различаются: значительно чаще других говорили, что снова пошли бы в предприниматели, респонденты с мотивами самореализации (74%) и обогащения (78%), реже – предприниматели, занимающиеся бизнесом, чтобы прокормить себя и семью (58%).

Как малый бизнес справляется с прекращением поставок из стран, которые ввели санкции

Во II квартале 2022 года 30% участников Лонгитюда Малого Бизнеса ФОМ заявили, что могут частично перейти на аналоги сырья, комплектующих и технологий, попавшие под санкции. О том, что могут это сделать полностью, сообщили 13% (в I квартале – 29 и 13% соответственно). Отсутствие существенной динамики говорит о том, что предприниматели в какой-то степени справились с ситуацией и сохранили свой бизнес либо за счет тех видов деятельности, которые не зависят от утраченных деловых связей, либо благодаря новым поставщикам и параллельному импорту. 

Вместе с тем 18% предпринимателей сообщили, что их бизнес зависит от поставок из стран, которые ввели санкции, и у них нет возможности перейти на российские либо другие аналоги. Именно в этой группе ― самый высокий процент респондентов, говоривших о недостаточности дохода и сообщавших о закрытии каких-либо направлений деятельности.

При этом большинство (59%) из тех, кто может полностью перейти на аналоги, смогли найти новых поставщиков (не удалось это сделать 19% опрошенных). А среди тех, кто может перейти на аналоги частично, удалось найти поставщиков лишь 40% (не смогли это сделать 48% респондентов).

Таким образом, ситуация с замещением потерянных деловых связей пока далека от разрешения.

Кроме того, мы поинтересовались у предпринимателей, как они оценивают возможности решить проблему разрыва цепочек поставок за счет импортозамещения.

Так, 47% предпринимателей, имеющих возможность частично перейти на аналоги сырья и технологий, считают импортозамещение препятствием для ведения бизнеса, а 34% – новыми возможностями. 

В то время как 22% предпринимателей, способных полностью перейти на аналоги, считают импортозамещение скорее препятствием, а 56% – новыми возможностями. 

При этом 27% участников Лонгитюда полагают, что компенсировать потери от ухода с российского рынка зарубежных компаний и брендов при помощи импортозамещения не получится.

Большинство (62%) респондентов уверены, что России удастся с помощью импортозамещения компенсировать бóльшую часть потерь:

  • 27% опрошенных полагают, что это удастся сделать в ближайшие два-три года;
  • 19% – через три-пять лет;
  • 16% – позже, чем через пять лет.

Таким образом, многие предприниматели в отношении импортозамещения настроены оптимистично, однако и скептиков тоже немало.

Бизнесов, улучивших свои позиции, стало больше

В ходе очередной волны исследования социологи решили узнать, как изменилось самочувствие бизнесов: сколько из них смогли изменить ситуацию в лучшую сторону, а сколько ― потеряли позиции.

До I квартала 2022 года ситуация ухудшалась: становилось все меньше «улучшивших позиции» (сменивших стратегию выживания на стратегию сохранения или роста; стратегию сохранения на стратегию роста; продолживших придерживаться стратегии роста) и все больше «ухудшивших» их (сменивших стратегию роста на стратегию сохранения или выживания; стратегию сохранения на стратегию выживания; продолживших придерживаться стратегии выживания), а также «закрывшихся» бизнесов.

Однако во II квартале 2022 года произошли позитивные сдвиги. Доля бизнесов, «улучшивших позиции», достигла 24%, что чуть выше значения, зафиксированного до введения санкций в связи со спецоперацией на Украине (23%), то есть в IV квартале 2021 года. Также практически вернулись к размерам конца 2021 года доли «стабильных» (37 и 38% соответственно) и «ухудшивших позиции» (36 и 34% соответственно). При этом «ухудшившие позиции» и «стабильные» бизнесы с высокой вероятностью сохраняют это состояние и в следующем квартале. А вот состав «улучшивших позиции» чаще не сохраняется: эта группа в основном пополняется за счет предприятий, которые еще кварталом ранее были в трудном положении.

Таким образом, по итогам II квартала 2022 года наблюдалась положительная динамика: стало больше бизнесов, самочувствие которых улучшилось, и меньше – состояние которых ухудшилось.

Бизнес-сообщество в условиях турбоРеальности: сплочение или атомизация?

Пандемия сплотила бизнес-сообщество. Для предпринимателей обмен опытом стал важным фактором выживания и развития их компаний в кризис. После начала СВО, по данным четвертой волны Лонгитюда Малого Бизнеса ФОМ, 73% предпринимателей ощутили на себе негативное влияние антироссийских санкций. Ключевыми трудностями стали разрыв сотрудничества с иностранными поставщиками и разрушение логистических цепочек. Чтобы выжить, бизнес был вынужден экстренно создавать новые схемы закупок и поставок. Кооперация в области логистики, например, позволила делиться информацией о новых моделях поставок и снижать издержки на закупку материалов. А межотраслевые онлайн-сообщества стали источником моральной поддержки и каналом для обсуждения стратегий преодоления санкционных ограничений.

Тем не менее многие предприниматели, с которыми пообщались исследователи ФОМа, говорили о спаде интереса к кооперации. Одни бизнесмены объясняли это особенностями российской предпринимательской культуры, где каждый сам за себя. Другие – спецификой текущего, более политизированного, кризиса. «В пандемию мы чувствовали, что нужно сплотиться. В этот раз, наверное, каждый по-своему переживает кризис. У всех – свои размышления, свои мысли, поэтому здесь объединение не работает. Откровенно говоря, у нас общество разделилось на тех, кто поддерживает, и тех, кто не поддерживает СВО. И нахождение в сообществе, где ты не знаешь, кто поддерживает твою точку зрения, а кто – нет, порождает внутренний дисбаланс», – поделился один из предпринимателей-респондентов.

Несмотря на пессимистичный настрой, истории большинства респондентов демонстрируют наличие эффективных стратегий борьбы с негативом. Чаще всего предприниматели находят точку опоры в выполнении рутинных бизнес-задач, осознании ответственности за сотрудников и поддержке со стороны коллектива. Кроме того, запрос на сплочение остается важной составляющей предпринимательской среды.

Малый бизнес в условиях частичной мобилизации: обзор СМИ

В Дайджесте № 9 представлен обзор новостей, вышедших в топ-100 СМИ по версии мониторинговой системы «Медиалогия» с 21 сентября по 4 октября 2022 года. Наиболее заметными событиями стали предложение «Опоры России» ввести квоты по призыву с одного предприятия, формирование блока мер для решения проблемных вопросов малого бизнеса в связи с частичной мобилизацией, снижение ставки для МСП по льготной программе инвестиционного кредитования, а также привлечение малых и средних предприятий к подготовке специалистов в колледжах и техникумах.

В тройку регионов – лидеров по количеству статей с упоминанием малого бизнеса вошли Москва, Татарстан (интересно, что в этот раз в республиканских СМИ контента, посвященного малому бизнесу, было больше, чем обычно, несмотря на отсутствие единого инфоповода) и Санкт-Петербург.

__________

*Пятая волна Лонгитюда Малого Бизнеса ФОМ проходила в период с 18 июля – 15 августа 2022 года. Выборка – 751 респондент.

АНАСТАСИЯ ЕГОРОВА
© 2022 ФОМ