Лонгитюд Малого Бизнеса ФОМ. Часть III: итоги первого года жизни проекта

Методический опыт проведения полевых работ по ежеквартальному опросу предпринимателей

qr-code
Лонгитюд Малого Бизнеса ФОМ. Часть III: итоги первого года жизни проекта

Настоящий материал посвящен анализу и фиксации опыта проведения четырех волн лонгитюдного исследования малого бизнеса. Каждая волна имела свои особенности, которые отражены в хронологии Лонгитюда Малого Бизнеса (далее – ЛМБ, Лонгитюд). Здесь мы подробнее остановимся на методических приемах исследования.

С начала работы проекта ЛМБ прошел год. За это время было проведено:

  • три рекрута участников в панель: основной (июнь 2021 года) и дополнительные (январь и апрель 2022 года);
  • четыре волны опроса;
  • запуск Telegram-канала, информационные и поздравительные рассылки лонг-респондентам;
  • тренинговые мероприятия и мозговой штурм с лонг-интервьюерами.

Общие впечатления о ходе полевых работ

С самого начала важнейшим направлением работы было получение обратной связи от региональных партнеров о ходе проекта. После проведения каждого этапа собирались впечатления и наблюдения лонг-интервьюеров, с их учетом корректировались инструментарий и ход работ.

Проведение каждой волны сопровождалось своими сложностями: первая совпала с горячей страдой и высоким сезоном для многих сфер, а также сезоном отпусков, вторая пришлась на период введения очередных ограничительных мер (введения QR-кодов), сроки третьей были скорректированы с учетом «новогодних каникул», но совпали с периодом подготовки финансовой отчетности, четвертая волна совпала с началом нового масштабного кризиса (но отличалась ростом оптимизма среди предпринимателей).

Сразу отметим, что основы методики проекта выдержали проверку на прочность всеми испытаниями, а лонг-интервьюеры всякий раз находили способ справиться со сложностями и вызовами.

По мнению большинства партнеров, удалось установить прочные доброжелательные отношения с основной частью участников панели ЛМБ.

«Третья волна довольно хорошо показывает, что уже есть ядро участников, которые соглашаются [отвечать] легко и быстро, уже имеют представление, как будет проходить опрос». (Софья Абрамова)

Изменяется и характер взаимодействия между лонг-интервьюерами и респондентами-предпринимателями.

«В четвертой волне произошел переломный момент, когда формальный опрос перешел в неформальный, чувствуется, что на другом конце провода рады, благодарят за теплые слова». (Галина Уланова)

Осыпание панели

Одна из главных методических задач проекта сохранение структуры и поддержание качества основы проекта, панели ЛМБ.

По итогам проведения первых двух волн исследования было зафиксировано следующее осыпание панели: из общего числа рекрутированных лонг-респондентов было потеряно 19,3%, 148 человек. В их число вошли и отказавшиеся от участия в опросах (36 человек), и предприниматели, закрывшие бизнес (15 респондентов), а также те, кто по разным причинам не смог принять участие более чем в двух волнах (97 предпринимателей).

Такая проблема часто возникает в исследованиях подобного рода: респонденты устают, у них меняются жизненные обстоятельства, они перестают соответствовать критериям отбора участника проекта. Некоторые закрывают бизнес (критический возраст, который переживает только половина новых бизнесов, – пять лет), и это тоже является частой причиной выбывания участников из панели.

Ремонт панели

Исходя из зафиксированной динамики осыпания панели ЛМБ, после проведения второй волны Лонгитюда было принято решение внести изменения в методику отбора и проведения последующих этапов исследования. Одним из способов решения проблемы, предлагаемых методологической традицией и применяемых в ряде подобных исследований, является использование панели с замещением, где выбывшие объекты заменяются новыми (см., например, Ратникова, 20141). Именно такой методический ход был применен для дальнейшего выстраивания структуры исследования.

Для ремонта панели – пополнения ее новыми участниками – дополнительно рекрутируются предприниматели. Чтобы сохранить разнообразие участников Лонгитюда, а также отразить изменения в предпринимательской среде, которые происходят с течением времени, разработан алгоритм пополнения лонгитюдной панели. Участники добираются в соответствии с матрицей Лонгитюда, которая представляет собой набор многомерных таблиц, отражающих актуальную структуру выборки. Матрица позволяет пополнять панель в соответствии с необходимыми параметрами. Размер добора варьируется в зависимости от осыпания панели на предыдущей волне.

Дополнительным решением стало возвращение в базу респондентов, которые пропустили участие в одной из волн.

Таким образом, с точки зрения дизайна исследования произошел сдвиг схемы ЛМБ с «истинно» лонгитюдной к схеме обновляемого панельного Лонгитюда (revolving panel design).

Применение такой схемы позволяет исследователю проводить множественные измерения на определенной выборке в течение определенного промежутка (или промежутков) времени, а затем заменять часть выборки или всю ее, что позволяет преодолеть ограничения, связанные с «выпадением» респондентов из исследования, а также увеличить надежность данных при их ретроспективном сборе (то есть сборе данных о периодах в прошлом).

Menard S. Introduction: Longitudinal research design and analysis // Handbook of longitudinal research / Ed. S. Menard. Y.: Elsevier, 2008. P. 3-12

Динамика осыпания и пополнения панели по итогам волн:

  • первая волна: не опрошен 81 из рекрутированных 768 респондентов;
  • вторая волна: не опрошены 67, восполнено 0;
  • третья волна: не опрошены 140, восполнено 116;
  • четвертая волна: не опрошены 106, восполнено 78.

Причины отказов от участия в исследовании

Особое внимание на всех этапах уделяется причинам отказа от участия в проекте. Лонг-интервьюеры внимательно определяют категории причин и по возможности делают аудиозапись. Но поскольку приглашение на новый опрос часто осуществляется через мессенджер WhatsApp, а также через те коммуникационные каналы, которые удобны респондентам, иногда лонг-интервьюеры получают сообщения с отказами без указания причин.

Лонг-интервьюеры по возможности подробно описывают все случаи и разделяют отказы от участия в очередной волне и отказы, приводящие к удалению из базы.

«С одним респондентом начали довольно поздно контактировать, так как он сначала болел коронавирусом, потом было очень сложно улучить момент, чтобы рассказать ему о проекте, – он все время был на переговорах и не мог говорить. Когда все-таки удалось с ним связаться и рассказать о проекте, он с готовностью согласился участвовать, выразив понимание важности этого мероприятия, и обещал заполнить онлайн-анкету. Однако, видимо, из-за занятости не успел этого сделать в заданные сроки. Его ни в коем случае не нужно удалять из базы, со следующей волны он вполне может вписаться в проект». (Лада Резник, Владимир Максимов)

«Двое респондентов не смогли принять участие в третьей волне опроса ЛМБ по причине высокой занятости, но прямых отказов от участия в проекте не последовало. Один участник, участвовавший в предыдущих двух опросах, но не ответивший в этот раз, не выходит на обратную связь, хотя СМС читает. Считаю, что пока его удалять из базы не стоит, так как не было прямого отказа. Да и в этот раз удалось опросить двух респондентов, пропустивших вторую волну». (Марина Кубрина)

«Респондентка с самого начала повела себя агрессивно и раздраженно. Было сделано несколько звонков в разные дни, но конструктивный контакт установить так и не удалось». (Лада Резник, Владимир Максимов)

«Респондент занял позицию уклонения, ссылаясь на занятость, неготовность, незаинтересованность и т. п., то есть это тот случай, для которого уместно использовать термин «динамить». В итоге все попытки склонить респондента к участию в исследовании закончились безрезультатно, ничем». (Лада Резник, Владимир Максимов)

«Один отказался сразу – четко и конкретно, аргументировав тем, что он не верит в то, что малым предпринимателям кто-то когда-то будет помогать». (Лада Резник, Владимир Максимов)

Пик отказов пришелся на этап проведения третьей волны, во время четвертой волны их число снизилось, но не вернулось к прежнему уровню.

Причинами отказа от опроса в ходе первой волны являлись:

  • трудности в бизнесе и нежелание о них говорить;
  • закрытие бизнеса;
  • уверенность в бесполезности опросов;
  • сомнения респондента в пользе его участия в проекте;
  • отсутствие выгоды от опроса для респондента;
  • отсутствие интереса и/или времени;
  • болезнь респондента.

Во второй волне к ранее обозначенным причинам отказа добавились следующие:

  • нежелание говорить под аудиозапись;
  • негативное отношение к государству, органам власти;
  • личные проблемы;
  • обнародованные результаты не оправдали ожиданий респондента.

В третьей волне добавилась еще одна причина отказа:

  • респондент лично не занимается бизнесом в текущий период.

Наконец, во время четвертой волны при проведении возникли новые причины отказа:

  • отсутствие релевантных результатов опроса;
  • командировка;
  • нерелевантность и неактуальность исследования в новых условиях;
  • недоверие информации о целях исследования.

Достижимость респондентов

Важнее всего для лонгитюдного исследования опрашивать одних и тех же респондентов от волны к волне. Разберем, что больше всего влияет на достижимость респондентов в этом исследовании, по мнению лонг-интервьюеров.

Настроение предпринимателей

Один из важных факторов, на который обращают внимание все партнеры, настрой самих предпринимателей. Зависит он от многих обстоятельств: вида деятельности, опыта, характера человека и проч. Конечно, очень сильно влияют на настроение предпринимателей текущая экономическая обстановка и положение дел в их бизнесе. Это отчетливо отражают материалы региональных партнеров по итогам каждого полевого этапа; особенности каждой волны фиксируются в хронике Лонгитюда, лонг-интервьюеры подробно описывают все, что касается коммуникации с респондентами.

Настроение предпринимателей может отличаться не только от волны к волне (от тревожного во время третьей и неожиданно позитивного в четвертой), кардинальный перелом может фиксироваться и на протяжении одного полевого этапа (как это было во время проведения второй волны).

Этот фактор может довольно сильно затруднять проведение опроса или рекрута либо, напротив, способствовать продуктивному общению лонг-интервьюеров и предпринимателей. В этом смысле четвертая волна оказалась довольно парадоксальной.

Несмотря на кризисную ситуацию и ухудшившееся положение дел в малом бизнесе в период проведения четвертой волны, многие респонденты были настроены оптимистично и активно делились своими соображениями. Одной из причин такого настроя, предположительно, является уверенность предпринимателей в открывшихся возможностях для отечественного рынка.

«Один [предприниматель] отказался и полностью вышел из проекта, обосновывая депрессивным настроением, второй остался в проекте, но очень сложно прошел опрос, все время повторяя, что сейчас другое является важным. Среди остальных, конечно, есть те, положение которых осложнилось, однако в целом преобладают положительные ожидания. Это было даже странно, потому что в интервью говорили, что находятся прямо в полном провале, но почему-то хорошем настроении. Основной мотив – ожидание существенных сдвигов в развитии внутреннего производства, интенсификации развития отечественного рынка». (Софья Абрамова)

Однако доброжелательный в целом настрой отнюдь не означает, что упростились задачи лонг-интервьюеров. Многие партнеры указывали на трудности с достижимостью по разным причинам. Помимо тех, кто быстро и легко откликается на предложение пройти очередной опрос, постепенно формируются и категории труднодостижимых респондентов.

«Те, кто из волны в волну тянет до последнего, и нет уверенности, что пройдет, хотя при этом откликаются и их можно удержать, в целом к проекту они настроены положительно, но их все время что-то отвлекает». (Софья Абрамова)

«Некоторых сложно уговорить, найти время, чтобы состыковаться с ними. Приходилось много раз напоминать и постоянно их дергать». (Анна Маркович).

«Есть те, кто все время ссылается на высокую занятость действительно по объективным причинам (время опроса совпало с налоговой отчетностью, сезон работ зимние грузоперевозки), а также со ссылкой на занятость, ничего не объясняя, с просьбой перезвонить». (Елена Миронова)

«Кто-то забывает про анкету, откладывая на потом». (Ирина Бибер)

«Кто-то игнорирует сообщения в мессенджерах, которые вначале читал, а затем перестает их открывать». (Амина Абдурашидова)

Анкета

По наблюдениям лонг-интервьюеров, на интересные и грамотно составленные вопросы предприниматели отвечают более вдумчиво, аргументированно, попутно указывая и на недочеты. При разработке анкеты внимание уделяется не только постоянным блокам, но и тому, какие актуальные темы включить в опрос.

В ходе первой волны задавались вопросы об отношении к предпринимательской стезе, к мотивам, побудившим этой деятельностью заниматься, о том, является ли бизнес основным источником дохода. Во время второй волны людей спрашивали о рисках и возможностях, появившихся в период пандемии, о том, какие у них есть предложения по развитию малого бизнеса в России. В третью волну в анкете был блок вопросов о роли семьи в бизнесе, а также вопрос о ликвидации единого налога на вмененный доход (ЕНВД). К началу четвертой волны анкета была адаптирована к изучению новых реалий ведения бизнеса: появились вопросы о санкциях и их последствиях, об информированности предпринимателей относительно мер поддержки малого бизнеса.

Иными словами, то, как составлена анкета, имеет ничуть не меньшее значение для высокой достижимости респондентов и получения качественных данных, чем качество самой панели.

Метод опроса

На взаимодействие с респондентом и его достижимость влияет и метода опроса. Люди, отвечающие на вопросы анкеты по телефону, настроены на общение, есть больше шансов опросить их в следующих волнах, поскольку с ними налажен довольно тесный контакт.

Респонденты, отвечающие онлайн, не расположены вступать в личное общение, коммуникация получается сугубо формальной. Им отправляется ссылка на анкету, которую они заполняют. Сколько времени они продержатся в панели, спрогнозировать сложно.

При этом, по наблюдениям партнеров, во время третьей волны онлайн-опрос шел сложнее, а количество телефонных интервью возросло.

«Чтобы получить результативную анкету, мало написать сообщение в мессенджер, очень мало, отдача практически нулевая, сохраняется тенденция к «лучше поговорим». (Галина Уланова)

Однако есть и такое мнение: формальное общение лучше для опроса – не стоит перегружать и так сильно занятых предпринимателей. Не очень много людей хотят поговорить на разные темы после интервью.

Роль интервьюера в достижимости респондентов

Взаимодействие с участниками панели проекта ЛМБ выходит за рамки привычной опросной коммуникации – между интервьюером и респондентом выстраиваются долговременные доверительные отношения, и именно они служат основой для проведения ежеквартальных опросов одних и тех же предпринимателей.

Фасилитация

Отдельным направлением стала работа по фасилитации общения с предпринимателями вне сроков полевых этапов.

Для поддержания контактов с лонг-респондентами в периоды между опросами интервьюеры рассылали специально подготовленные материалы. Это были небольшие заметки с итогами опросов, ссылками на сайт СМБиз или поздравительные открытки (с Новым годом, днем рождения, 23 Февраля и 8 Марта, не забыли и профессиональный праздник День предпринимателя).

ФОМ попросил лонг-интервьюеров делиться новостями о реакции респондентов на рассылки.

Поначалу было довольно много сообщений о том, что респонденты на поздравления не отреагировали, отклик был небольшим, но постепенно ситуация стала меняться: многие предприниматели отвечают и даже самостоятельно поздравляют исследователей. Появились и свидетельства позитивного влияния рассылок на достижимость и отношение предпринимателей к проекту.

«Про наши волшебные открытки «С днем рождения». У меня было 8 именинников, 2ж + 6м, все остались довольные, получила в ответ много слов благодарности и смайликов от тетечек и скупое мужское спасибо и «благодарю», но все дали обратную связь. И самое интересное про волшебное свойство открыток приблизить заполнение анкеты да, такое свойство есть! Один респондент три недели обещал заполнить онлайн, отвечал исправно на звонки и сообщения, но с места дело никак не сдвигалось, и вот о чудо! после отправленной открытки сразу нашлось время и анкета прилетела по ссылке! И другой респондент неделю не отвечал на мои сообщения и звонки, никак не реагировал, и как было приятно прочитать после отправленного поздравления: «Да, я вижу ваши звонки и сообщения, но времени катастрофически не хватает. И ваш звонок всегда попадает, когда не могу говорить. Какие у вас сроки?». (Галина Уланова) 

Методы удержания лонг-респондентов в панели

Партнеры поделились своими находками и приемами, помогающими поддерживать связь с панелистами.

1. «В особенно безнадежных случаях мы стали использовать прием «замена интервьюера», «передавая» друг другу респондентов. Это дважды помогло нам в зимней волне и дважды сейчас когда позвонил другой интервьюер, со своего номера, то одна участница ответила на анкету по телефону, а вторая пообещала и заполнила анкету онлайн».

2. «Иногда превентивно (особенно уклоняющимся респондентам) мы стали говорить о том, что трудно ожидать от нашего исследования быстрых перемен к лучшему, поскольку социологи только собирают информацию, а не принимают решения относительно развития малого бизнеса, тем более не распоряжаются финансовыми ресурсами. Но социологи предоставляют информацию тем структурам, от которых многое зависит и которые могут повлиять на ситуацию. Если мы будем молчать, то нас никто не услышит. Как оказалось, даже таким продвинутым респондентам, как участники Лонгитюда, проговорить/повторить эти моменты важно и небесполезно».

3. «Для удержания контакта начали применять стандартные пояснения о том, что в социологических исследованиях нет правильных или неправильных ответов; собираемые данные конфиденциальны; очень важно именно реальное мнение участников. Если какой-то вопрос покажется непонятным или неприятным, то просим сказать об этом и мы пропустим такой вопрос (никто не воспользовался этой возможностью)».

(Лада Резник, Владимир Максимов)

Иногда в работе помогает не только профессионализм, но и замечательные человеческие качества лонг-интервьюеров: проявление эмпатии, понимания, уважения. В период третьей волны многим ИП пришлось трудно, поэтому они сложно шли на контакт. Помогли поддержка и сочувствие интервьюер в общении с предпринимателями объясняла, что ей, тоже представителю малого бизнеса, их сложности понятны и близки.

«Некоторым, кто молчал, я писала, что сейчас всем трудно и мне тоже, так как я сама ИП и понимаю их проблемы. И после этого они заполняли анкету». (Ирина Бибер)

Кроме того, сам подход к опросу, когда интервьюер при общении с респондентом выходит за рамки своих обычных функций, позитивно влияет на достижимость.

«Некоторые предприниматели сначала просили, чтобы недолго шел опрос, но потом еще долго могли говорить о своих проблемах <…>, забывая о времени, а потом благодарили, что их выслушали». (Елена Миронова)

«Один респондент поделился, что видит в наших опросах пользу для себя – они заставляют его по-новому взглянуть на какие-то привычные вещи и задуматься о тех, о которых в обычной жизни не думаешь». (Лада Резник, Владимир Максимов)

Интересное наблюдение 1

При проведении первой волны некоторым интервьюерам было неловко «дергать» предпринимателей – они занятые люди, не хотелось лишний раз их беспокоить.

«Довольно часто приходилось перезванивать, напоминать предпринимателю о данном обещании заполнить анкету, при этом интервьюеры испытывали неловкость, понимая загруженность респондента». (Лада Резник, Владимир Максимов)

Однако в дальнейшем выяснилось, что предприниматели нормально относятся к напоминаниям. Они действительно заняты, включены в свой рабочий процесс, поэтому забывают об опросе. При этом важно фиксировать дни недели, время суток, количество звонков в каждом опросе, для того чтобы понимать эффективное время дозвона, а также какое количество звонков является нормальной практикой по каждому респонденту. Например, если на рекруте до респондента не могли дозвониться шесть раз, в первую волну также – шесть раз, то во вторую волну было понятно, что сделанные четыре звонка говорят о том, что все нормально, респондент ответит.

Интересное наблюдение 2

Как исключение, подтверждающее правило, появился и обратный эффект от «узнавания».

«В третьей волне мы столкнулись с тем, что респонденты с основной базы, видимо, сохранили или запомнили номера, с которых мы звонили, и не отвечали на звонки. Также игнорировали сообщения в мессенджерах, вначале читали, затем перестали совсем открывать сообщения. Когда звонили с других номеров, говорили, что заняты и просили перезвонить, но также не поднимали [трубку] в последующем. Если на первых волнах был какой-то интерес и энтузиазм у предпринимателей, то уже к этой волне как будто он пропал». (Амина Абдурашидова)

Таким образом, лонг-интервьюеры за последний год успели хорошо узнать своих респондентов. Они понимают, когда им звонить, когда напоминать об опросе, знают, что, если определенный предприниматель не отвечает, не берет трубку, на это могут быть причины, ждут реакции на свои звонки и напоминания.

Читая отчеты партнеров о том, как проходило поле, как им удавалось достучаться до предпринимателей, с чем они столкнулись, что у них получилось, а что – нет, как и о чем они разговаривают, как их «встречают» по телефону, заметно, насколько лонг-интервьюеры вошли в жизнь своих респондентов и насколько респонденты вошли в их жизнь: «Мои респонденты не устали от опроса…», «Моя команда (я так стала моих респондентов называть) в полном составе».

За год работы проекта создана панель Лонгитюда Малого Бизнеса ФОМ, разработаны методика и инфраструктура ее поддержки и обновления. На основе панели получены и проанализированы уникальные данные о состоянии и самочувствии малого бизнеса начиная с мая 2021 года и по настоящее время. Панель ЛМБ как эффективный инструмент обновляется и меняется в унисон тому, как изменяется жизнь ее участников – представителей российского малого бизнеса: проясняются траектории предпринимателей, появляются (рекрутируются) новые респонденты. Подробнее о механизмах пополнения панели и ее участниках будет рассказано в специальных материалах.

______

1Ратникова, Т. А., Фурманов, К. К. Анализ панельных данных и данных о длительности состояний [Текст]: учеб. пособие / Т. А. Ратникова, К. К. Фурманов; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. https://publications.hse.ru/books/147061135

Юлия Османова, Анастасия Егорова
© 2022 ФОМ