Пандемия как репетиция. 10 ключевых фактов в репликах предпринимателей

Выдержка из Доклада-2021

qr-code
Пандемия как репетиция. 10 ключевых фактов в репликах предпринимателей

В конце 2021 года межрегиональная исследовательская группа, объединившая 22 компании из 20 регионов страны, провела комплексное социологическое исследование малого бизнеса специально разработанным для изучения предпринимательского сообщества методом – КЭП-сессий (виртуальных круглых столов). В рамках исследования были проведены 23 КЭП-сессии, в которых приняли участие 76 экспертов-предпринимателей из 22 регионов страны – от Владивостока до Калининграда. Эксперты обобщили свой почти двухлетний опыт работы в чрезвычайных условиях (а также опыт других предпринимателей), рассказали о том, как по прошествии двух десятков месяцев бизнес воспринимает ситуацию, какие уроки за это время извлек, какие решения внедрил. Мы перевели 220-страничный Доклад в формат короткой выжимки, содержащей 10 парадоксальных фактов – необязательно самых важных, но как минимум неочевидных.

Факт 1. Предприниматели рассуждают о начале пандемии в терминах катастрофы, а о последующих этапах – в терминах экономического кризиса

Подобно макроэкономистам, предприниматели рассуждают о начале пандемии в терминах катастрофы, «черного лебедя», а о последующих этапах пандемического кризиса говорят в более нейтральных и более привычных для них экономических терминах. Постепенно катастрофа превратилась в понятный (рядовой) экономический кризис, для которого применимы уже апробированные в предыдущие кризисы рецепты.

Ну, вот тот сюр, который происходит вокруг, мне периодически напоминает то, что происходит там, на съемочных площадках. Вот все то, что выглядит так достаточно фундаментально, обычно держится на скотче. (Психолог, Екатеринбург, июнь 2021 года)

За последние, наверное, полгода мы раза два или три поднимали расценки. Бензин дорожает. Я же не могу ничего сделать. Не только бензин – вообще топливо. Поэтому деваться некуда. Тут и пандемия, тут и подъем цен каждый божий день. (Грузоперевозки, Краснодар, декабрь 2022 года)

Подробнее – в главе 1.1.

Факт 2. [Выжившие] предприниматели живут в «сейчас»

Большинство предпринимателей – участников КЭП-сессий – рассуждают о пандемическом ударе и предшествовавшей ему допандемической эпохе в прошедшем времени. Они понимают, что «тогда» ушло безвозвратно. Это значит, что в своем осмыслении пандемии они прошли стадию принятия и уже находятся в «сейчас». Примечательно, что о тех, кто застрял в попытке вернуть «тогда» или в ожидании, что «тогда» вернется само, участники рассуждают в третьем лице – как о некоторых гипотетических, обезличенных «них».

Я не жду, что вернется как раньше. Я понимаю прекрасно, что как раньше уже не будет никогда. Да, пандемия нас заставила двигаться сильнее и активнее. <...> Те, которые более пассивные, как раз, могу сказать, если взять статистику, вот именно те, которые сидят и что-то ждут, и у них все плохо, это люди, которые не самые активные, то есть они боятся рисковать, что-то предпринимать: «Мы посидим, подождем, может быть, что-то изменится». (Ветеринарные услуги, Самара)

Обратно ничего не вернется, кто сможет перестроиться – вот так он дальше и пойдет. Обратно возврата не будет. Тут нужно все пересматривать. (Салон красоты, Волгоград)

Многие до сих пор что-то ждут еще, представляете, уже прошло сколько – два года, они все сидят и ждут, что что-то наладится. Я поняла, что вот те люди, которые чего-то добились и даже заработали во время пандемии, – это люди, которые не ждали. Они просто подстроились, адаптировались, поменяли мышление. Они говорят, что раньше мне бы в голову не пришло этим заниматься. Поменять мышление – это самое сложное. (Салон красоты, Тула)

Подробнее – в главе 1.2.

Факт 3. Адаптация к пандемии – не одноразовый процесс. Она циклична

Некоторые предприниматели за последние два года прошли адаптацию несколько раз­, приспосабливаясь ко все новым изменениям. Это, безусловно, закаляет сильных, но в то же время нега­тивным образом сказывается на менее выносливых. Малый бизнес, оказавшийся замкнутым в бесконечных адаптационных циклах, как в колесе сансары, привыкает жить в постоянно меняющихся условиях.

Это время научило не загадывать. Сейчас я тебе честно могу ска­зать, фраза, которую, наверное, все употребляют: давайте решать проблемы по мере их поступления, потому что что-то предуга­дать, предсказать, ответить на вопросы твоих же коллег, сотрудни­ков иногда не представляется возможным. (Бьюти-индустрия, Владивосток)

Чему нас это все научило? Тому, что абсолютно невозможно ничего загадывать, просто невозможно. И единственная сила, соглашусь, – это способность очень быстро перестраиваться. Наверное, сейчас это один из самых востребованных софт-скиллов, которые есть у предпринимателя. Именно очень быстро реагировать на меняющуюся ситуацию вокруг, какие-то ответные меры, может быть, даже где-то на опережение работать. (Ремонт оргтехники, Волгоград)

Подробнее – в главе 1.3.

Факт 4. Наиболее успешный в кризис тип малых предпринимателей – «живущие одним днем»

Исследование выявило четыре типа предпринимателей по способу реагирования на пандемический кризис: 1) те, кто решил уйти с рынка, 2) те, кто решил переждать, 3) те, кто решил действовать по обстоятельствам и 4) действовать на опережение (первый два подхода – пассивные, вторые – активные). Рассмотрим самый распространенный третий тип – тех, кто решил действовать, но не строить долговременных стратегий. Это «живущие одним днем». Такие предприниматели направили всю свою энергию на так называемую ситуативную активность. Горизонт планирования у них очень мал – максимум несколько дней. Что будет дальше, они не знают, но активно приспосабливаются к тому, что есть здесь и сейчас. В отличие от представителей «пассивных» типов, эти люди не опускают руки и не плывут по течению. Они активны, но их активность направлена исключительно на решение текущих задач. Значительная часть КЭПов, по их собственному мнению, относятся именно к этому типу.

Нам трудно перестроить свое многолетнее мышление, свои многолетние привычки, именно как жить. Мы не смотрим ни в какое будущее уже, мы сдались. Как есть сегодня, мы так сегодня и живем. Решаем вопросы сегодняшнего дня. Это прям таким уже девизом стало: об этом мы подумаем завтра. <...> У нас даже ежедневники уже канули в Лету. Если мы раньше расписывали на месяц планы, сейчас вообще ничего нет, даже максимум на следующий день, и то говорим так: давайте вот день начнется, и мы будем смотреть, как все будет. (Оптовая торговля сельхозоборудованием, бухучет, Краснодар)

Для владельца бизнеса не бывает время кризисное и время не кри­зисное. Для владельца бизнеса всегда время кризисное. Всегда надо думать о том, что в любой момент что-то может произойти. В конце-то концов, просто мы в России живем. (Производство полимерных изделий, Москва)

Подробнее – в главе 2.1.

Факт 5. Пандемия вызвала [временный] отток специалистов в регионы с более мягкими антиковидными ограничениями

Регионы с более жесткими и длительными ограничительными мерами столкнулись с оттоком специалистов, занятых в пострадавших отраслях. Эксперт-предприниматель из Саратова рассказал, что представители таких профессий, как повар, официант, бармен, уезжали на заработки в Казань, Пензу и Краснодар – соседние регионы, где ограничения были сняты раньше.

Когда ограничения вводились и потом обратно снимались, то мы были впереди планеты всей по введению – как быстро, как жестко, насколько много сфер это затрагивало. И, наоборот, получается, были в отстающих, то есть когда Пенза и Краснодар – уже работали те же самые кафе, рестораны, у нас еще 1,5–2 месяца дрейфовали. Огромное количество людей с профессией повар, официант, бармен, сушист – они просто разъехались туда. (Магазин дверей, Саратов)

Получается, половина сотрудников побоялись заразиться и не вышли. Но приехали из Москвы, где все закрылось, дру­гие классные, высококлассные специалисты, с которыми мы реально очень хорошо поработали. Но, когда в Москве опять все открылось, они опять уехали в Москву, и я продолжаю тут опять заниматься со своими, шпынять своих незамотивированных работ­ников. А Москва, получается, она все лето была закрыта. У нас была куча клиентов, потому что Тула рядом с Москвой и все москвичи были у нас. (Салон красоты, Тула)

Подробнее – в главе 2.2.

Факт 6. В ходе пандемического кризиса произошло повышение уровня зарплатных ожиданий на фоне нехватки средств на заработную плату

Падение доходов многих компаний в пандемию привело к потерям кадрового состава. Увольнения сотрудников чаще всего были связаны с отсутствием у предпринимателей возможности выплачивать зарплату в полном объеме. Зарплатное предложение работодателей оказывалось существенно ниже ожиданий соискателей. Допандемийный уровень оплаты труда работников уже не устраивал, они искали более привлекательные финансовые условия. Подобные тенденции распространялись на все категории, начиная с грузчиков и заканчивая узкими специалистами.

Завод «Красный Октябрь» постоянно ищет сотрудников, всегда открыт набор. У нас не хватает специалистов. Все дело в зарплате: все хотят получать миллион. У меня предприниматели, у которых сеть обувных магазинов не только в Волгограде, – проблема с сотрудниками постоянная, не хотят работать. Да, они хотят получать сотку. Не вопрос, работайте каждый день, вы ее получите. Нет, работать каждый день мы не хотим. У меня [коллеги] в других магазинах сетевых, это прям вот из первых уст я вам говорю, тоже не только по Волгограду: парфюмерия, косметика, предметы первой необходимости – они не могут набрать грузчиков на 30 тысяч рублей. (Бьюти-индустрия, Волгоград)

Сказать, что у нас штат за это время уменьшился, я не могу. У нас изменился контингент клиентов. Мы ушли с рынка дешевой работы, потому что рабочая сила дорожает. (Оптовая торговля сельхозоборудованием, бухучет, Краснодар)

Подробнее – в главе 2.3.

Факт 7. Малому бизнесу пришлось адаптироваться к снижению покупательной способности беднейших слоев населения

Пандемия, по мнению участников КЭП-сессий, «расколов общество на богатых и бедных», лишила значительную часть предприятий малого бизнеса, работавших с небогатыми покупателями, «своих клиентов» – тех, кто раньше был способен покупать их товары и услуги, потому что теперь бывшие низкодоходные совсем обеднели и стали придерживаться стратегии «самое дешевое из самого необходимого». Представители этой группы населения и прежде не позволяли себе лишнего, поэтому, считают информанты, им было «в общем-то не от чего отказываться», усилить экономию они могли только за счет акций и суперскидок, в поисках которых шли в гипермаркеты или на сайты крупных онлайн-ретейлеров. Малый бизнес не мог конкурировать с торговыми сетями, особенно – с работающими в низком ценовом сегменте, не мог закупать товар по крупнооптовым ценам и продавать со скидками, поэтому потерял клиентов и доходы.

Крупные торговые сети заявили, что их продажи продуктов в дешевых сегментах выросли в два-три раза за последние полтора года. Например, в «Ашане», по-моему, у них есть своя линейка, называемая «Наша марка», «Моя цена» и все прочее. То есть как раз такие товары под этими торговыми марками продаваться стали в два-три раза больше, нежели иные, более дорогие. (Аудиторская компания, Волгоград)

Им [потребителям] уже неважно ни качество, ни ассортимент – только цена. (Оптово-розничная торговля, плодоовощная продукция, Ставрополь)

И из-за того, что сейчас потребительское поведение поменялось, решающий фактор для людей – это цена, а не качество и сервис. (Салон красоты, Тула)

И даже фруктовики, которые раньше спокойно возили машинку только себе, сейчас таких вообще нет. Это уже прямо единицы остались. Бизнес укрупняется. (Грузоперевозки, Алтайский край)

Многие закрылись, а это, я бы сказал, в моем сегменте, на меня повлияло положительно, потому что у меня стало меньше конкурентов, я смог выжить, и просто мы сейчас, оставшиеся игроки, забираем то, что освободилось. (Производство полимерных изделий, Москва)

Подробнее – в главе 2.4.

Факт 8. Пандемия привела к снижению социальной активности бизнеса

Многим предпринимателям, озабоченным судьбой собственного бизнеса, в пандемию стало не до общих социальных проблем и благотворительности. У «выживших» бизнесменов не хватает на это ни времени, ни сил, ни средств, несмотря на то что до пандемии у них были большие планы, связанные как с развитием бизнеса, так и с социальной активностью.

До пандемии бизнес малый старался работать на благо региона, а после пандемии, поскольку государство не поддержало никак, я смотрю: раз, поуходили в тень, и все. И налогов не платят, и ни в каких акциях не участвуют. И то, что раньше делали предприниматели бесплатно для государства, сейчас не особо-то кто-то что-то хочет делать. (Исследовательское агентство, Владивосток)

Подробнее – в главе 3.1.

Факт 9. Антихрупкие компании – те, которые продолжали видеть в пандемическом кризисе полезную для собственного бизнеса катастрофу, несмотря на его превращение в рутину

Среди сумевших выжить малых бизнесов мы сфокусировали свое внимание на особой категории – антихрупких. Эти компании обладают свойствами, дающими возможность не просто выживать, но использовать кризис как драйвер для собственного развития и обновления. Руководители антихрупких компаний считают, что предыдущие кризисы происходили в «двухмерном пространстве»: их можно было отразить на графике как зависимость экономического положения компании от времени. Кризисы начинались и заканчивались, но суть работы компаний не менялась. Сейчас же появляется третий фактор, который важно учитывать: происходят кардинальные трансформации в обществе, в том числе изменяются социальные отношения.

Сильнейший урок и главный вывод, который я для себя сделал, – что мы действительно вступаем в качественно новую полосу жизни. Все кризисы, которые были до этого, они обострялись – отпускали, обострялись – отпускали. Она [жизнь] шла там в двухмерном пространстве. Сейчас появляется третье измерение, и у меня ощущение, что нас несет куда-то вообще вбок. То есть предыдущие алгоритмы, цифровые данные – лишь показатели того, что жизнь эта меняется. (Производство галантерейных товаров, Пермь)

Подробнее – в главе 3.2.

Факт 10. Ошибки, совершенные во время пандемии, закалили малый бизнес

Когда человек сталкивается с задачей, которую раньше решать не приходилось, мозг активирует ресурсы и механизмы, одинаково помогающие ему как в получении новых знаний, так и в преодолении трудностей, препятствий. Но еще для обучения очень важно ошибаться. Наш мозг устроен так, что, если мы легко решаем задачу или проблему, обучения не происходит. Необходимо браться за сложные задачи, при попытке решить которые ошибки неизбежны. Если мы легко справились, значит, задействовали уже имеющиеся механизмы и ожидаем, что события будут развиваться по понятному, предсказуемому сценарию. Ошибки подобны сигналу о том, что мы чего-то важного не знаем о внешней среде и можем оказаться в опасности или упустить возможность (выгоду). Те, кто не совершает ошибок, по сути теряют ценный ресурс для расширения пространства своего опыта. Пандемия предоставила предпринимателям обширное поле для обучения методом проб и ошибок.

Сейчас вошло в разряд нормы то, что мы должны уметь адаптироваться, быстро меняться и обучаться новым навыкам. Это не страшно, не больно, но нужно к этому привыкнуть. И мириться с тем, что, может, что-то не удастся. Тут не получилось, тут не получилось. Главное – чтобы ты не был при этом хирургом. Или сапером. (Веб-маркетинг, Саратов)

Слова царя Соломона: правильно принятые решения приходят из опыта, а опыт приходит из неправильно принятых решений. Никто тебя не научит ничему. У нас могут научить за твои же деньги только правильно платить налоги и договариваться с кем-то – вот и все. Остальному – только наши кризисы и наш личный опыт, вот эти все пандемии. (Внедрение и сопровождение онлайн-касс, Йошкар-Ола)

Все генералы учатся, готовятся к прошедшей войне. И я не хочу повторять их ошибку – нет смысла готовиться к прошедшей проблеме, есть смысл ее учесть и просто иметь в виду. (Изготовление штор, Йошкар-Ола)

Подробнее – в главе 3.3.

Роман Бумагин
© 2022 ФОМ