Мотивы предпринимателей: изменения за два года

Как связаны мотивация вести бизнес и его состояние

qr-code
Мотивы предпринимателей: изменения за два года

Участники Лонгитюда – опроса одних и тех же предпринимателей – стали чаще отмечать удовлетворенность выбором профессионального пути. При этом на длинном треке более успешными оказываются те, чей основной мотив – самореализация.

Мотивы предпринимательской деятельности

В целом за два года иерархия мотивов ведения предпринимательской деятельности не изменилась, однако некоторые небольшие сдвиги все же можно зафиксировать. Мы выделили три основных мотива: чтобы прокормить себя и семью («вынужденное» предпринимательство), чтобы получать высокий доход и чтобы самореализоваться (разумеется, эти мотивы не являются взаимоисключающими, но в ходе опроса мы просили выделить основной). 

 

Как видим, доля отмечающих, что главным мотивом является обеспечение себя и семьи, за прошедшие два года снизилась (45%, 6 п. п. к 2021 году), а самореализация (26%, +4 п. п. к 2021 году) и высокий доход (23%, +2 п. п. к 2021 году) стали занимать в структуре мотивов несколько большую долю. 

Вместе с тем при более детальном сопоставлении ответов участников Лонгитюда можно обнаружить куда большую подвижность мотивационной структуры. Около половины (54%)1 тех, кто в последнем замере заявил о преобладании мотива самореализации, выделяли этот мотив и год назад. Остальные в прошлом году говорили либо о «вынужденном» предпринимательстве (23% от числа «самореализующихся» сейчас), либо о желании получать высокий доход (19%). 

Схожим образом обстоят дела и у тех, кто в этом году выделил высокий доход в качестве основного мотива: около половины (48%) в данной группе говорили об этом мотиве и год назад. Но, в отличие от «самореализующихся», здесь выше доля тех, кто год назад говорил о вынужденности, – 32% (18% в этой группе в прошлом году говорили о самореализации).  

А вот те, чей мотив – прокормить себя и семью, менее склонны переходить в другую группу: 73% в этой группе были «вынужденными» предпринимателями и год назад. Кроме того, «вынужденные» предприниматели чаще представителей двух других групп склонны выбывать из бизнеса: они составляют около половины тех, кто после августа 2022 года перестал заниматься предпринимательской деятельностью. При этом выделяющие в качестве мотивов самореализацию и высокий доход примерно с равной вероятностью склонны становиться «вынужденными» предпринимателями – то есть снижать планку своих притязаний. 

Сравнение ответов участников Лонгитюда с их же ответами год назад позволяет сделать следующие выводы об изменениях в структуре мотивов: снижение доли «вынужденных» предпринимателей отчасти связано с изменением их мотива («приток» в эту группу меньше, чем «отток» из нее в группы с другими мотивами), отчасти – с выбыванием из бизнеса. Последнее, вероятно, связано с тем, что в условиях снижения уровня безработицы «вынужденные» предприниматели перестают заниматься бизнесом и возвращаются к работе по найму. 

* На основе ответов тех, кто принимал участие в опросе и в августе 2022 года, и в августе 2023 года, а также тех, кто принимал участие в опросе в августе 2022 года, но за прошедший год перестал заниматься бизнесом. Объем выборки – 644 респондента. 

Для подавляющего большинства предпринимателей их бизнес является основным источником семейного дохода, и в целом по выборке доля таких ответов на протяжении двух лет остается стабильной – 87%. При этом внутри групп с разными мотивами ведения своего дела произошли некоторые сдвиги в отношении того, какую роль бизнес занимает в структуре их доходов. Если в предыдущие годы для респондентов, занимавшихся предпринимательством преимущественно ради самореализации, оно чаще, чем для других, оказывалось неосновным источником дохода (18% против 11% по выборке в целом), то сейчас эти различия между группами с разными мотивами исчезли. В группе, в которой основным мотивом является самореализация, стали чаще отмечать, что предпринимательство – основной источник дохода (88%, +9 п. п. к 2022 году). А вот среди тех, чей основной мотив – прокормить себя и семью, за два года такие ответы стали встречаться реже (87%, –5 п. п. к 2021 году). Вероятно, эти изменения связаны с тем, что «самореализующиеся» стали чаще выходить на более высокие показатели прибыли, позволяющие сделать бизнес основным источником дохода, а те, кто занимается бизнесом в первую очередь ради того, чтобы прокормить себя и семью, скорее всего, были вынуждены обратиться к поиску дополнительных источников дохода. 

 

** Задавался вопрос «Ваш бизнес – это основной или не основной источник дохода в вашей семье?». 

Финансовое положение и бизнес-стратегии

Оценки финансового положения продолжают улучшаться: если в 2021 году доходы были достаточными для покрытия прямых расходов бизнеса у 63% участников Лонгитюда, то в 2022 году – у 70%, а в 2023 году – у 76%. Но вот если в 2021 и в 2022 годах лучше всего дела обстояли в группе, в которой основной мотив – высокий доход, а группа с мотивом самореализации следовала за ней с отрывом 7–8 п. п., то в этом году показатели в этих двух группах выровнялись за счет роста доли позитивных ответов на 9 п. п. у второй группы. Между тем, те, кто занимается бизнесом ради того, чтобы прокормить себя и семью, также улучшили свое положение (и, возможно, были вынуждены оптимизировать бизнес-процессы, поскольку более не могли себе позволить существовать в режиме дефицита доходов): отметили, что доходов хватает на покрытие прямых расходов бизнеса, 69% (+4 п. п. к 2022 году, +12 п. п. к 2021 году). 

 

*** Задавался вопрос «Доход во II квартале оказался достаточным или недостаточным для покрытия прямых расходов вашего бизнеса?». 

Что касается бизнес-стратегий предпринимателей с разными мотивами, то здесь можно обратить внимание на несколько моментов. Как и ранее, основной стратегией для предпринимателей является сохранение – по 58% в каждой из трех групп. Те, чей основной мотив – прокормить себя и семью, за два года стали чаще говорить о режиме сохранения (58%, +6 п. п. к 2021 году) и гораздо реже – о режиме выживания (31%, –11 п. п. к 2021 году). Те, чьим мотивом является высокий доход, заметно чаще стали говорить о стратегии роста (29%, +13 п. п. к 2021 году). Наконец, в группе с мотивом самореализации за два года стали несколько чаще говорить о стратегии сохранения (58%, +6 п. п. к 2021 году), а доля говорящих о стратегии роста достигла 29% (в 2021 году – 24%, в 2022 году – 18%). 

**** Задавался вопрос «Какое из этих трех слов лучше всего характеризует вашу бизнес-стратегию во II квартале: «выживание», «сохранение» или «рост»?». 

Ретроспективная оценка решения заняться бизнесом

Сейчас участники Лонгитюда демонстрируют большую уверенность в правильности своего решения заниматься бизнесом, чем два года назад: если в 2021 году говорили о том, что снова стали бы предпринимателями, если бы перед ними опять стоял такой выбор, 61% респондентов, то в 2022 году – 66%, а в 2023-м – 69%. При этом в последней волне позитивная динамика была обеспечена «голосами» тех, чей мотив – самореализация (+5 п. п.), в то время как в 2022 году в этой группе наблюдалась негативная динамика, а в двух других – позитивная. Наибольшую уверенность в своем решении демонстрируют предприниматели, мотивированные высоким доходом и самореализацией (по 79%), но и среди «вынужденных» предпринимателей снова выбрало бы этот путь большинство – 57%. 

Если бы близкие и знакомые участников Лонгитюда попросили у них совета, стоит или не стоит идти в предприниматели, 51% дал бы положительный ответ, 27% (–3 п. п. к 2022 году) – отрицательный. В отличие от 2022 года, когда доля положительных ответов выросла на 10 п. п. к 2021 году, а доля отрицательных – снизилась на 8 п. п., динамика в 2023 году незначительная. При этом ответ на данный вопрос связан с восприятием государственных мер поддержки: чаще всего дают положительные ответы те предприниматели, которые считают поддержку со стороны государства скорее достаточной (72%), а вот среди тех, кто считает, что государство вовсе не оказывает поддержку, мнения делятся поровну. 

 

***** Задавался вопрос «Как вам кажется, в нашей стране государство сейчас оказывает скорее достаточную или скорее недостаточную поддержку малому бизнесу? Или вообще не оказывает ему поддержки?». 

Настроения

В целом за прошедшие два года баланс тревоги и оптимизма среди предпринимателей заметно изменился: если в 2021 году преобладала тревога (51% к 41%), а в 2022 году отмечался паритет (47% к 46%), то в 2023 году оптимизм возобладал над тревогой – 50% к 43%. 

На пороге III квартала 2023 года наиболее оптимистичный настрой демонстрировали те, чей мотив – самореализация. При этом если благоприятное соотношение настроений отмечалось в этой группе и два года назад – 53% к 41%, то за прошедший год перевес в пользу оптимистов стал еще заметнее: заявили об оптимизме 64% (+8 п. п.), о тревоге – 29% (–9 п. п.). Среди тех, кто мотивирован высоким доходом, уверенно чувствует себя также большинство – 56%, беспокойство высказывали 38% (значимых изменений за прошедший год не отмечается). А вот в группе «вынужденных» баланс настроений обратный: с уверенностью вступили в III квартал 38%, с тревогой – 55%, и ответы этой группы за год не улучшились. 

 

****** Задавался вопрос «С каким настроением вы вступили в III квартал 2023 года: скорее с уверенностью, оптимизмом или скорее с беспокойством, тревогой?». 

____________________

Источник данных 

Опрос предпринимателей – участников Лонгитюда Малого Бизнеса ФОМ. Выборка первой волны – 679 респондентов. Сроки проведения первой волны: 12 июля – 14 августа 2021 года. Выборка пятой волны – 751 респондент. Сроки проведения пятой волны: 18 июля – 15 августа 2022 года. Выборка девятой волны – 744 респондента. Сроки проведения девятой волны: 11 июля – 13 августа 2023 года.  

______

1 Отметим, что ввиду небольшой наполненности подгрупп анализ распределения по ним респондентов (в том числе анализ динамики) следует считать скорее описательным, чем претендующим на репрезентативность. 

Анастасия Аганова
© 2023 ФОМ